Церковь - дом милости и
место утешения для всех народов!

ИННА ЗАГРЕБИНА. О ЦЕРКВИ И ПОЛИТИКЕ

16-09-2012

ИННА ЗАГРЕБИНА. О ЦЕРКВИ И ПОЛИТИКЕ

 Тема о роли Церкви в жизни государства и ее влиянии на внутреннюю и внешнюю политику всегда вызывала бурные дебаты не только в нынешние времена, но  и на протяжении многих веков. Нужно ли Церкви принимать активное участие в политике или оставаться в стороне? К чему приведет соединение политики и веры? Каким властям надо повиноваться? Возможна ли в России христианская демократия? Какое место занимают христиане в современном политическом процессе?

В разные эпохи, в разных исторических обстоятельствах Церковь по-разному видела норму взаимоотношений с государством.

Между тем, чтобы понять различные точки зрения христианских религиозных лидеров по вопросам политики и веры необходимо обратиться к священному писанию и его толкованию богословами и священнослужителями.

Две тысячи лет назад политика занимала умы многих людей Древнего Востока. Израиль находился под римской оккупацией, приносящей много горя и страдания. Все ждали избавления, которое во многом связывалось с приходом Мессии. Но, Новый завет повествует о том, что Иисус Христос разочаровал мессианские ожидания многих израильтян. Он вообще не занимался политикой, хотя этого очень ждали от Него. Христос никогда не сопротивлялся римской власти[1].

Данный Новозаветный факт до сих пор вызывает неоднозначную оценку и порождает множество разных точек зрения связанных с политической деятельностью церкви у богословов и священнослужителей. Рассмотрим некоторые из них.

Одна из позиций основывается на том, что, Христос пришел на землю исполнить свою основную миссию – дать людям спасение, и политика была для него чуждой. В соответствии с этой точкой зрения считается, что  какое-либо участие церкви и верующих в политической жизни страны противоречит нормам священного писания.

 Так, например, священнослужитель протестантской Церкви Максим Черных пишет: «Мы видим, что Его оппоненты желали вовлечь Его в политику. Они просто искали всевозможные уловки, чтобы побудить Его сделать политическое высказывание и тем самым настроить против себя определенную группу людей.

Если бы Христос занял позицию израильтян, страдавших от римской оккупации, то противопоставил бы Себя римской власти и тех, кто был к ней лоялен. Это неминуемо привело бы к обострению отношений и обвинению в мятеже. Едва ли тогда мытари, собиравшие подать для Рима стали слушать Его проповеди. А ведь многие из них становились Его последователями.

Если бы Господь сказал, что платить нужно – это вызвало бы недовольство народа, страдавшего от римской оккупации, который вероятней всего отверг бы Его, как Учителя. Но Христос Своим мудрым ответом отстранил Себя от политики.

Неужели Христу было безразлично страдание Израильтян? Господь никогда не был равнодушен к человеческой боли и страданию. Но Он пришел не для того, чтобы менять политический строй или поддержать какое-то политическое движение. Он пришел, чтобы спасать человеческие души от греха и вечного разделения с Богом, чтобы Своей смертью на Кресте даровать спасение.[2]

Другая позиция складывается из понимания, что для Иисуса Христа государство было чуждой силой, следовательно, у его последователей также в некотором роде должна быть «отчужденность» от государства.

Так, богослов, экзегет  Епископ Катанский в юрисдикции Константинопольского патриархата Кассиан анализируяотрывок из Евангелия от Матфея 22 главу с 15 по 22 стих[3], отметил следующее:

  «Но, если Господь и признает за вопрошающими Его обязанности по отношению к государству, Он говорит о государстве как о некоей чуждой силе. Господь проводит различие между Божиим и кесаревым. Нужно ли доказывать, в общей связи евангельского учения, что Его область есть область Божьего? И ударение в Его ответе, в полном противоречии с привычным пониманием, лежит именно на Божием, а не на кесаревом.

Это вытекает и из построения фразы. Последнее ее слово, остающееся в памяти и совопросников Христовых, и читателей Евангелия, не о кесаре, а о Боге. Господь признает за своими соплеменниками обязанности по отношению к кесарю. Он готов их подтвердить. Но и только. Чем больше мы вчитываемся в наш отрывок, тем больше мы чувствуем в нем отчужденность от государства»[4].

«В христианском приятии мира с неизбежностью мыслится и христианское приятие государства. Государство допускает, по этому признаку, христианскую оценку и христианское усилие. Но с этим неразрывно связано и второе. Государство ценно лишь постольку, поскольку оно есть часть естественного порядка, и, как таковое, отвечает замыслу Божию о мире. Оно не представляет собою самодовлеющей ценности. Абсолютизация государства, как и обожествление мира, есть служение твари паче Творца. Этот путь для христианина закрыт».[5]

Однако существует и противоположная точка зрения, так, например, Александр Кырлежев рассуждая о Церкви и политике отмечает: «У нас в России существует расхожее мнение, что политика – неизбежно грязное дело; что политика – это бешеные деньги, убийства, жажда власти. Однако культивирование такого представления только поддерживает именно такую политику, которая отождествляется с грязью и частным интересом. Нерешенным остается вопрос: возможна ли другая, "чистая", политика?

Может быть, это как раз дело Церкви – внести в политику иное измерение? Причем "внести в политику" не чисто политическими средствами, а исходя из роли и значения "общественности", в какой-то степени независимой от политики как таковой, и руководствуясь тем "христианским гуманизмом", манифестом которого является Евангелие Сына Человеческого, Господа нашего Иисуса Христа[6]».

Между тем, пожалуй, наиболее распространенной является позиция высказанная священником Феодором Людоговским: «То, что православный христианин может участвовать в политике, – на мой взгляд, вещь очевидная.

Да, мы все хорошо помним запрет духовенству участвовать в политической борьбе. (Впрочем, так же хорошо мы помним и те времена, когда митрополиты заседали в Верховном Совете СССР.) Но не об этом речь. Речь о том, что активную жизненную позицию – в том числе на политическом поприще – должны занимать миряне».[7]

Архиерейский собор 1994 года заявил "о непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин, каких-либо конкретных общественных сил и их деятелей, в том числе находящихся у власти". Он подтвердил "невозможность для церковной полноты" поддерживать какие-либо политические партии, движения, союзы и т.п.

Вместе с тем собор допустил членство в подобных организациях мирян и "создание ими самими таких организаций, которые, в случае наименования себя христианскими и православными, призываются к большему взаимодействию с церковным Священноначалием".

Официальную позицию РПЦ озвучил глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Илларион: «Принцип неучастия священнослужителей в борьбе за мирскую власть остается основополагающим в РПЦ. Служителям церкви допускается лишь исповедовать те или иные политические убеждения и даже высказывать своё частное мнение».

Большинство религиозных объединения протестантского толка официально придерживаются той же позиции, что и РПЦ.

Что же по данному поводу говорит нам закон? В действующем законодательстве РФ содержится прямой запрет на создание партий на конфессиональной основе. Так, в соответствии п. 3 ст. 9 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях" Не допускается создание политических партий по признакам, в том числе религиозной принадлежности. Под которыми понимается указание в уставе и программе политической партии целей защиты религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии.

Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в ст. 4 также содержит запрет для религиозных объединений на участие в деятельности политических партий и политических движений, и на оказание им материальной и иной помощи.

Таким образом, казалось бы, законодательство дает однозначный ответ на вопрос о политической деятельности церкви. Между тем, на самом деле, данные нормы не дают ответа на вышеобозначенные вопросы.

И в настоящее время мы можем наблюдать усиление политической активности не только мирян, но и религиозных деятелей. В том числе и попытки создания политических партий.

В заключение хотелось бы отметить, что учитывая реалии сегодняшнего времени, тесную взаимосвязь РПЦ и власти, а также отсутствие однозначной позиции в христианской среде в вопросах участия церквей в политической жизни страны и границ данного участия, как никогда актуальным становится предупреждение высказанное в свое время выдающемся юристом А.Ф. Кони «соединение политики и веры всегда приводило к дурным последствиям. Там, где Церковь подчиняет себе политику… это вырождается в инквизицию; там, где политика подчиняет себе Церковь, там Церковь обращается в полицейское учреждение и несет службу городового в защиту веры и действует огнем и мечом…»[8].

 



[3] «Тогда фарисеи пошли и приняли решение уловить Его в слове. И посылают учеников своих с иродианами спросить Его: Учитель, мы знаем, что Ты истинен и пути Божию истинно учишь, и не считаешься ни с кем; ибо не смотришь на лицо людей. Итак, скажи нам: как Тебе кажется? Можно платить подать кесарю, или нет? Но Иисус, поняв их лукавство, сказал: что Меня искушаете, лицемеры? Покажите Мне монету, которою платится подать. Они же принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят: кесаря. Тогда говорит им: отдавайте же кесарево кесарю, а Божие - Богу. И услышав, они удивились и, оставив Его, ушли. (Матф.22:15-22)»

[5] Там же.

[8] Кони А.Ф. На жизненном пути / под ред. и с предисл. В.П.Лебедевой. Т. 2. Из воспоминаний; Житейские  встречи; В Верхней Палате. – М.: Тип. Т-ва И.Д. Сытина, 1916. – С. 430-431.

 


Я хочу получать на адрес своей электронной почты:


Мои фамилия, имя, отчество:

Адрес моей электронной почты: